Как американский аналитический центр подпал под чары Путина

«Московский центр Карнеги когда-то был центром российского либерализма, а теперь его называют «троянским конем» российского влияния», — утверждает обозреватель The Daily Beast Джеймс Кёрчик.

В июне прошлого года на финском острове Бойсто собралась небольшая группа россиян и американцев — аналитиков и отставных государственных деятелей, которые обсуждали судьбу Украины. По мнению автора, то, что для встречи была избрана Финляндия, весьма символично. «В годы холодной войны эта страна проводила курс официального нейтралитета, смирялась с вмешательством СССР в свою внутреннюю политику и ввела суровую самоцензуру, чтобы не провоцировать Москву», — утверждает автор. На момент встречи на Бойсто такие видные американские деятели, как Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Дэвид Игнатиус уверяли, что «финляндизация» — модель для Украины. Сообщаем «Всем, Всем, Всем!» со ссылкой на  The Daily Beast

Но самое примечательное, что украинцы во встрече не участвовали, считает автор. Те, кто подписал план урегулирования украинского кризиса, разработанный на Бойсто, «подтвердили — вольно или невольно — мнение России, что Украина не настоящая страна и внешние силы могут предопределять ее судьбу. А сами предложения, подготовленные в Бойсто, по большей части вторили линии Кремля», — говорится в статье. Кёрчик сообщает, что в то время подписал коллективное открытое письмо против «инициативы Бойсто».

фото:  The Daily Beast
фото: The Daily Beast

«Встреча «Группы Бойсто» спонсировалась министерством иностранных дел Финляндии, Институтом мировой экономики и международных отношений РАН и Carnegie Corporation of New York. Последняя — один из крупнейших спонсоров Carnegie Endowment for International Peace», — пишет автор. «Инициативу Бойсто» подписали, в том числе, экс-член-корреспондент Carnegie Endowment Том Грэхем, вице-президент Carnegie Endowment Эндрю Вейсс и директор российской программы Carnegie Corporation Дина Арсенян. Среди российских участников были научный сотрудник Московского центра Карнеги Алексей Арбатов и экс-директор СВР Вячеслав Трубников.

Грэхем и Вейсс по совместительству работают на крупные консалтинговые фирмы, основанные экс-госсекретарями США Киссинджером и Олбрайт. Арсенян осуществляет проект «Восстановление американо-российских отношений»: сайт с короткими статьями ученых, подавляющее большинство которых призывает к «разрядке» в отношениях с Кремлем, выступает против поставок оружия Украине и западных санкций в отношении России.

«Под руководством этих людей Carnegie пытается направить дебаты об ответных мерах Запада на действия России в сторону, которая ближе к интересам Кремля. Роль Carnegie как организатора и пропагандиста плана Бойсто — лишь часть кардинальных перемен в его программе. Когда-то в этом институте работали некоторые из самых острых критиков Кремля, теперь же он проповедует, что Запад должен задабривать все более агрессивную Россию», — говорится в статье.

Читайте также:   Полиция задержала подозреваемых в расстреле полицейских в Княжичах

«После прихода Путина к власти Московский центр Карнеги стал ассоциироваться с высококачественными и проницательными исследованиями», — пишет автор. Эта репутация зиждилась, в том числе, на работе политолога Лилии Шевцовой, Николая Петрова, возглавлявшего в центре программу «Общество и регионы», и Марии Липман, которая была редактором Pro et Contra, знаменитого англоязычного журнала. «Все трое были громогласными и заметными критиками Путина и коррумпированной и склеротической системы, которую он ввел», — говорится в статье.

Но, по мнению автора, после возвращения Путина на президентский пост в 2012 году в Московском центре Карнеги начались серьезные перемены. «В январе 2013 года Петров ушел из центра после того, как его программу упразднили: не из-за недостатка средств, как он утверждает, а из нежелания раздражать Кремль», — говорится в статье. «Мое собственное объяснение таково, что этот шаг состоялся по инициативе Дмитрия (Дмитрия Тренина, директора центра), который имел в виду, что Центр Карнеги должен выполнять некоторые важные функции, типа коммуникаций по ядерным вопросам на высшем уровне и так далее, а внутриполитическая тематика порождает неприятности, и хорошо бы отрезать эту часть Карнеги», — сказал Петров в интервью журналу.

Летом 2014 года из Центра уволили Липман. Официальной причиной, как ее проинформировали, было «сокращение штатов». Автор пишет: «Это стало сюрпризом, не в последнюю очередь потому, что в 2013 году Московский центр Карнеги получил от MacArthur Foundation грант в размере 350 тыс. долларов на три года на финансирование издания Pro et Contra. Липман сказал мне, что «так и не смогла получить ответ» на вопрос, почему она лишилась работы и журнала, хотя Pro et Contra имел средства еще на два года. Вейсс сказал, что Carnegie решил «заменить» Pro et Contra русскоязычным сайтом Carnegie.ru», — говорится в статье. Автор также приводит слова Липман: «Люди из Carnegie категорично отрицали, что за этим стояли какие-то политические резоны, и у меня нет оснований не доверять им».

Читайте также:   Трагедия под Киевом: по ошибке погибли 5 полицейских (фото)

В октябре Московский центр Карнеги покинула Шевцова. «Всего двумя месяцами ранее она подписала открытое письмо — протест против манифеста Бойсто. То есть она пошла наперекор своему начальству — Арсенян и Вейссу», — говорится в статье. Шевцова сказала в интервью журналу: «Центр Карнеги много лет был чудесным местом с мощной традицией плюрализма мнений, в том числе самых заметных мнений, основанных на либеральных принципах. Однако в последние год-два я чувствовала, что ситуация изменилась, и разные точки зрения вытесняются».

Кёрчик утверждает: «В то время как российское правительство раздувает ксенофобскую кампанию против западных НКО, обвиняя их в шпионаже и попытках подготовить государственный переворот, с присутствием Центра Карнеги в Москве продолжают мириться. Примечательно, что его название не попало в свежий список «нежелательных организаций», составленный российским правительством и содержащий многие другие институции похожего толка: фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса, National Endowment for Democracy, Freedom House, Charles Stewart Mott Foundation и MacArthur Foundation».

Загадочность усугубляется тем фактом, что такие «нежелательные организации», как MacArthur, Mott и «Открытое общество», финансировали Московский центр Карнеги. «По моим ощущениям, есть, в сущности, два типа реакции» на гонения Кремля на иностранные НКО, сказал неназванный аналитик некого известного аналитического центра в Вашингтоне. «Первая реакция — то, что мы видели в MacArthur Foundation: если нас просят делать то, что мы не считаем для себя возможным, — до свидания и удачи. Вторая реакция — мнение, что «нужны хорошие отношения, так давайте соглашаться на предъявленные требования». Я знаю, как трудно руководить этими программами. Многие мои знакомые сотрудничали с Центром Карнеги, но больше не сотрудничают, и мне в некотором роде кажется, что они как бы поддались нажиму», — пояснил источник.

Со своей стороны, Вейсс написал в электронном письме: «Недавние атаки российского правительства на иностранные НКО и фонды — не что иное, как «охота на ведьм». Автор замечает: примечательно, что Центра Карнеги она не коснулась.

Кёрчик ищет объяснение в списке мероприятий, упомянутых на сайте Московского центра Карнеги: «Крайне мало тех, где затрагивалась внутриполитическая жизнь России или, что еще удивительнее, продолжающаяся война на Украине».

Читайте также:   Трамп поставил под угрозу отношения США с Китаем

Активист и гроссмейстер Гарри Каспаров полагает, что Центр Карнеги выполняет функцию, которая известна историкам холодной войны: «служит трибуной, с которой российская разведка нашептывает Западу официальную линию Москвы, а точнее, представления об этой линии, которые Москва хочет внушить Западу», пересказывает Кёрчик. Влиятельные люди из Кремля используют такие институты, как Московский центр Карнеги «в момент, когда им нужно донести свои мысли до Запада не через официальные структуры, но через нечто, слывущее независимым и даже американским», сказал Каспаров.

Кёрчик замечает: «Если бы более терпимое отношение фонда Карнеги к Кремлю ограничивалось работой его московского отделения, это, по крайней мере, можно было бы объяснить как плод кремлевского нажима. Но новой линии вторят настроения в институтах в США».

На взгляд Кёрчика, на сайте «Восстановление американо-российских отношений» в большинстве статей проводится мысль, что Россия — друг США, хотя и несколько неуживчивый.

Вейсс сообщил автору: «Я никогда не ратовал за отмену или смягчение санкций, наложенных на Россию из-за ее агрессии против Украины». Но, по мнению Кёрчика, Вейсс не считает санкции серьезным инструментом и противопоставляет их сделке с Кремлем. Это близко к официальной линии России.

«Еще одна линия, которую проводит руководство Carnegie, — версия, что Путин — лучший из возможных лидеров России», — считает автор.

Еще более озадачивает тот факт, что Carnegie решил поддерживать связь с российскими твердолобыми, утверждает автор.

«В декабре прошлого года Грэхем, Вейсс и директор программы России и Евразии Юджин Румер присутствовали на конференции в Москве, устроенной Российским институтом стратегических исследований (РИСИ), который до 2009 года был связан с СВР, а теперь ведет аналитическую работу напрямую для администрации президента», — говорится в статье. По словам автора, РИСИ «под руководством директора Леонида Решетникова, отставного генерала СВР, энергично поддерживал аннексию Крыма и, как говорит его бывший научный сотрудник Александр Сытин, принимал лидера сепаратистов Игоря Гиркина».

«Московский центр Карнеги, как и все аналитические центры, которые стремятся повлиять на внешнюю политику США, стремится получить доступ к верхам и обрести уникальный ракурс. Но что, если он сбился с верного пути, когда их приобрел?» — так завершает статью автор.

1 просмотров
←ЖМИТЕ "Рекомендую" и читайте нас на Facebook
Понравилась статья - жмите

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ: