Российский политолог и государственный деятель оппозиции Андрей Пионтковский в программе «Студия Запад с Антоном Борковским» на Эспрессо.TV рассказал о «сирийском плане» Путина, о ловушке, в которую может попасть Белый дом, и больших геополитических торгах касательно судьбы Крыма. Сообщает v7v7v7.com со ссылкой на www.kasparov.ru

– Складывается впечатление, что Кремль и его главный диктатор очень сильно засуетились, речь идет о странных заявлениях, что они едут к Обаме, а потом оказывается, что к Обаме они напросились.

фото: www.kasparov.ru
фото: www.kasparov.ru

– Ну, Путин попал в украинский капкан — у него нет хороших ходов, и он предпринимает в его положении естественный тактический шаг — резко изменить повестку дня. И попытаться из парии, изгоя и маргинала превратиться в этакого пахана земного шара. Кстати, два года назад подобное у него прошло с планом химического разоружения Сирии. Он тогда обвел вокруг пальца Обаму и он пытается повторить этот трюк. Вы правильно обращаете внимание на то, что формулировки о встрече Кремля и Белого дома заметно отличаются, но тем не менее мне кажется, что Белый дом пошел на определенные шаги в его направлении.

Это и сам факт встречи и бесконечные заявления, не побоюсь этого недипломатического термина, абсолютного болвана Керри. Его Лавров переигрывает элементарно. Его нельзя оставлять с Лавровым один на один даже по телефону, потому что Лавров сильнее, эмоционально и психофизически, и делает с Керри, что ему угодно. Керри поет о том, что как хорошо, что Россия и Иран приведут Асада к конструктивным мирным переговорам и уже, как бы уход Асада и не требуется.

В долгосрочной перспективе он вряд ли удержит власть, но пока он может быть полезен в мирном урегулировании. Трюк Путина очень прост: он резко усиливает помощь Асаду, он хочет сохранить его власть, по крайней мере в алавитском анклаве на Средиземноморском побережье, и продать это Западу, как конструктивное участие Москвы в антиигиловской коалиции. А за этот грандиозный вклад он требует цену, а цена эта — смягчение позиции Запада по Украине.

– Но, насколько я понимаю, Америка не в восторге от двух тысяч русских «моторол», которые десантируются в Сирии?

– Соблазн схватиться за соломинку российской помощи у Обамы высок. Ведь Путин, скажем объективно, давит на слабые места американцев. У них нет стратегии на Ближнем Востоке — ни в отношении Сирии, ни в отношении Ирака, ни в отношении «Исламского государства». Они наносят авиационные удары, но Путин правильно говорит, что одними авиационными ударами эту проблему не решить, нужные наземные силы, поскольку вы их послать не готовы, то я делаю вам большую услугу: «Вот вам наземные силы и армия Асада, вы для этого должны смириться с его поддержкой. Давайте создадим такую коалицию — Иран, Асад, «Хезболла», ну и я со своими «зелеными человечками буду вам помогать». Как вы правильно сказали, со своим «моторылами». И вот, как ни странно, Белый дом взвешивает эту альтернативу, потому что он не знает, что делать с «Исламским государством», которое они же с Путиным и породили два года назад. Когда, отказав в помощи светской оппозиции, они толкнули десятки тысяч молодых суннитов в объятия радикалов.

Читайте также:   Портников: Россия собирается обмануть Трампа, а не договариваться с ним

– Насколько серьезно сирийский кризис может расплескаться на Ближнем Востоке, ведь эти кровавые брызги могут поджечь в том числе и Ормузский пролив?

– Ну так Владимир Владимирович только в этом и заинтересован. Представьте себе, какова будет цена нефти, когда, как вы правильно заметили, будет подожжен Ормузский пролив. Ведь он не будет бороться с ИГИЛом, это обманка, которой он хочет соблазнить американцев, — он будет помогать Асаду физически уничтожить любую светскую оппозицию, любую альтернативу его режиму. Это первое, что начнет делать его авиация, или уже делает. А «Исламское государство» его вполне устраивает, потому что оно и есть источником пожара на Ближнем Востоке. Не знаю, читали ли в Белом Доме статью Елены Милашевой в «Новой газете» о том, как ФСБ на Северном Кавказе выдает потенциальным джихадистам иностранные паспорта для того, чтобы они через Турцию пополняли отряды «Исламского государства». И после этого Путин заявляет от том, что он, видите ли, — будущий вождь коалиции против ИГИЛ.

– Ну, с другой стороны мы понимаем, что вследствие сирийской войны, дороги со Штатами очень серьезно разойдутся. Тот или иной случайный выстрел, тот или иной укуренный или обколотый Моторола, взрывающий десяток американских десантников, и все — начинается.

– А вы видели, что «моторолы» уже написали на взлетной полосе российской базы в Латакии большими буквами: «Обама — чмо»!? Это риск. А есть еще более страшный для Путина риск, а пойдут гробы не только «моторыл», которых ему вообще не жалко, для него это расходный материал, но и кадровых российских военнослужащих. А в российском массовом сознании постоянно присутствует слово «Афган».

Читайте также:   Трехсторонние газовые переговоры провалились, "Нафтогаз" не будет покупать газ у РФ

Конечно, Путин идет на громадный риск: это и обострение отношений с американцами и втягивание в эту войну. А что ему остается делать?! Он проиграл в Украине все! Слова «русский мир» и «Новороссия» уже не употребляются даже нашей пропагандой. Попытка всунуть Лугандонию в Украину, чтобы блокировать ее развитие, тоже проваливается. У него нет хороших ходов в Украине и самое страшное для него — в его окружении нарастает мнение, что «Акела промахнулся». В авторитарных режимах для диктатора самое страшное — это внешнеполитическое поражение, оно всегда ведет к смене диктатора внутри правящей верхушки.

Чтобы замазать поражение он резко повышает ставки. Да, риски огромные, но краткосрочно он выигрывает. Как оживилась наша пропаганда: «Мы возвращаемся на Ближний Восток, мы возвращаемся ко временам влияния Советского Союза». То есть он впрыснул в российское сознание мощную порцию имперского наркотика, что на некоторое время продлит его существование. Это тактическая победа, и я согласен, что она может обернуться стратегическим поражением, но это будет зависеть от поведения западных лидеров. Не сыграют ли у них мюнхенские инстинкты.

– В Крыму происходит параллельный процесс: Украина начала, наконец-то блокировать завоз контрабанды для поддержки оккупационной власти.

– Это большой удар по агрессору. Я на эту тему непрерывно беседую уже три дня, и я протестую против слова «блокада». О какой блокаде говорится!? Идет война и жертва агрессии отказывается от поддержания экономических связей с агрессором и оказания ему экономической помощи. Вы бы могли себе представить, чтобы в 1942 году, когда гитлеровская Германия оккупировала Украину, Москва продолжала снабжать тех же гитлеровцев всем им необходимым для поддержки оккупированных территорий и оккупационной армии. Это вполне естественная мера, которая давно назрела и вопрос только в том, почему она не была предпринята так долго.

– Но Кремль, обезумев, не может ли в очередной раз броситься прогрызать крымский коридор? Мы понимаем, что сейчас начинается сезон штормов и кремлевским уродам кормить людей по телевизору не удастся.

– Нет. На военную эскалацию Кремль не способен — это сорвет его сирийскую игру. Сейчас ему нужно соблазнить Обаму некоторой иллюзией сотрудничества, для того чтобы снять санкции, довольно мягкие санкции, скажем прямо, они же несравнимы с теми, которые пятнадцать лет Запад поддерживал относительно Ирана. Но и они оказались губительными для российской экономики. Военная эскалация, на мой взгляд, сейчас невозможна. Но Путин будет стараться любыми другими средствами, до последнего дня пока он остается у власти, уничтожить Украину. Он использует даже лингвистические методы, например используя слово «блокада», которое полностью искажает суть происходящего, — войны между агрессором Россией и жертвой агрессии, Украиной.

Читайте также:   Фильм «28 панфиловцев»: новый виток советской пропаганды

– «Крымский вопрос» будет вынесен в повестку дня?

– Это основное содержание сделки, которую предлагает Путин. Если по Донбассу он готов разговаривать и уступать, то «крымнаш» — нет. Он добивается сделки ради двух пунктов, изображая что оказывает какую-то услугу Западу. Первый — это снятие санкций, и второй — это «крымнаш», хотя бы в том же формате, какой был у оккупированной СССР Прибалтики. Вы знаете, что Америка 50 лет не признавала аннексию Прибалтики, но это не мешало торговым и прочим отношениям между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

– Буквально на днях появилась статья Дмитрия Медведева в которой он, выражаясь кремлевским языком, начинает «давать заднюю».

– Заднюю начал давать не айфончик, первым заднюю начал давать господин Лукьянов в своей апрельской статье, продолжил эстафету Сергей Иванов со своим знаменитым экспертным мнением, мол, что мы — моська по сравнению с натовским слоном, а продолжает ее Путин всей сирийской авантюрой, пытаясь наладить отношения с Западом и притом выторговать максимальный кусок.

Все это — свидетельство его громадного тройного поражения в Украине. Он не оценил сопротивления украинского народа и украинской армии, ментальности русских граждан Украины, которые отвергли химеру русского мира и осознают себя частью гражданского новой, европейски ориентированной Украины. Он зарвался с ядерным шантажом Запада, что привело к усилению присутствия НАТО в Прибалтике и других прифронтовых странах.

И что самое обидное для него — он переоценил имперские комплексы русского политического сознания. Пусть оно и характерно для элиты, но русское массовое сознание абсолютно не поддерживает войну против Украины, поэтому самой секретной информацией и является количество наших жертв. Вся эта авантюра русского мира провалилась, заднюю они включили все, но и выторговать они хотят у Обамы очень многое.

Также смотрите видео: Яценюк: «Я не позволю русским пройти по Украине и Германии…