«Активные мероприятия» российских спецслужб

За плечами российских спецслужб — долгая история дестабилизационных операций, в которых ко лжи примешивается некая доля истины.

В английском языке трудно подобрать точный перевод русского понятия «активные мероприятия». Однако американцам придется привыкать к этой концепции, потому что она может повлиять на результат будущих президентских выборов. Как писала в понедельник газета The Daily Beast, ФБР подозревает российские разведслужбы во взломе почтового сервера Демократической партии и публикации компрометирующих писем на WikiLeaks. Сообщает Всем! Всем! Всем! со ссылкой на chechenews.com

Предполагается, что Кремль мог быть причастен к попытке лишить Хиллари Клинтон возможности стать главнокомандущей американскими вооруженными силами. В Москве делают ставку на Дональда Трампа, наемника с авторитарными наклонностями, который ведет себя, как помесь российского депутата Владимира Жириновского и крупье из Лас-Вегаса.

фото: chechenews.com
фото: chechenews.com

 

Трамп, как и Путин, хочет покончить с НАТО, отбросить критику по вопросам демократии и прав человека в России и снять с нее все дипломатические и экономические санкции, которые были приняты в ответ на аннексию украинского Крыма. Трамп, как и Путин, опирается на советников с большим опытом в финансово-политических областях постсоветского пространства, которые по большей части работают на тех, кому хотелось бы, чтобы берлинская стена стояла по сей день.

Все больше число СМИ (как, например, The Washington Post в июне) отмечают в первую очередь две следующих российских спецслужбы: ФСБ и ГРУ. Независимым друг от друга образом (и без ведома друг друга) они взломали почту Национального комитета Демократической партии (НКДП) летом 2015 года (ФСБ) и в апреле этого года (ГРУ, факт проникновения был обнаружен).

«Слитые» письма продемонстрировали, что НКДП разработал различные планы, чтобы скомпрометировать кампанию Берни Сандерса, сделав упор на его предположительно атеистических убеждениях. Эта внутренняя борьба еще больше усилила раскол в Демократической партии на фоне съезда для оглашения имени окончательного кандидата. В пятницу председатель НКДП Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) оставит свой пост. Сейчас же на обедах и собраниях ее всячески освистывают озлобленные сторонники Берни Сандерса. Трамп уже вовсю пользуется этим разладом, призывая активистов Сандерса отстаивать свои позиции и напирая на «порочный» характер американской избирательной системы. Если за этим кибер-разбоем действительно стоит Москва, речь идет о самом дерзком в истории вмешательстве нынешнего или прошлого (в период холодной войны) противника США в избирательный процесс.

Стиль и цели вмешательства до странного напоминают старые маневры времен холодной войны. «Активные мероприятия» — это давняя тактика КГБ по ведению психологической войны, которая, как некогда признался отставной офицер КГБ Олег Калугин, призвана создать брешь в западных альянсах любого типа, и в частности в НАТО, чтобы посеять раздор между союзниками, ослабить США в глазах Европы, Азии, Африки и Латинской Америки, а также подготовить почву на случай настоящей войны.

Читайте также:   Стало известно, что требовал Порошенко от нардепов на тайной встрече

Самой масштабной категорией «активных мероприятий» является дезинформация: экстравагантная ложь (при этом в нее все же можно поверить), которая формируется «московским центром» и распространяется через СМИ, чтобы сформировать пугающую репутацию у демократических наций.

Во время работы над статьей о «милитаризации» Кремлем финансов, культуры и СМИ мы с коллегой Петром Померанцевым выяснили, что некоторые из самых знаменитых теорий заговора, у которых был свой час славы в гостиных, на улицах и университетских общежитиях, на самом деле были придуманы ЧК. Например, слух о том, что у Джимми Картера был коварный план посеять раздор между африканцами и афроамериканцами.

Что США использовали химическое оружие во время войны в Корее. Что СПИД был искусственно создан ЦРУ. Что бойню в Джонстауне устроили американские спецслужбы. Что США пытались убить Иоанна-Павла II. Что Барри Голдуотер и The John Birch Society были уловкой для госпереворота в Вашингтоне.

В 1963 году многие сомневались, что Ли Харви Освальд действовал в одиночку в подготовке убийства Джона Кеннеди. Однако лишь очень немногим из параноидальных объяснений было суждено превратиться в голливудский блокбастер. Американский эксперт Макс Холланд (Max Holland) выяснил, что сфабрикованное КГБ письмо, которое появилось в итальянской газете Paese Sera, стало первым источником подозрений в том, что один из фигурантов дела Кеннади Клей Шоу (Clay Shaw) был не бизнесменом из Нового Орлеана, а оперативником ЦРУ. Копия письма оказалась у окружного прокурора Нового Орлеана Джима Гаррисона (Jim Garrison), и хотя он сам не упоминал его в зале суда, это сделал игравший его роль Кевин Костнер (Kevin Costner) в наполненном паранойей фильме «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» Оливера Стоуна (Oliver Stone).

Бывший сотрудник архива КГБ Василий Митрохин, который бежал на Запад, прихватив с собой шесть огромных коробок с документами советских разведслужб, впоследствии отметил, что у КГБ были причины для радости: куда больше американцев поверили в теорию заговора вокруг убийства Кеннеди с участием правых и спецслужб, а не выводам комиссии Уоррена.

Кроме того, архивы Митрохина пролили свет на долгие споры по поводу провокатора ЦРУ, перебежчика Филипа Эйджи (Philip Agee), который был известен в КГБ под кодовым именем «Понт»

Эйджи одно время был офицером в Латинской Америке, однако был вынужден уйти из управления из-за пристрастия к спиртному, растраты государственных денег и готовности переспать с женами американских дипломатов, с которыми ему доводилось путешествовать.

Затем в 1973 году, как рассказывают Митрохин и Кристофер Эндрю (Christopher Andrew) в книге «Меч и щит» (первая часть двухтомника о вывезенных из СССР тайнах спецслужб), Эйджи пришел прямо в советскую резидентуру в Мехико. Он предложил агентам «кучу информации по операциям ЦРУ», если верить Олегу Калугину, который тогда возглавлял внешнюю контрразведку. Однако в СССР посчитали, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Эйджи показался им агентом под прикрытием, который представляет себя потенциальным перебежчиком для передачи ложных данных. Поэтому ему дали от ворот поворот. Тогда он решил обратиться к кубинцам, которые согласились воспользоваться его услугами.

Читайте также:   Нидерланды выдвинули ультиматум об ассоциации Украина-ЕС
© РИА Новости, Павел Барашев | Перейти в фотобанк
© РИА Новости, Павел Барашев | Перейти в фотобанк
Кубинский лидер Фидель Кастро на выступлении

В силу тесных связей спецслужб Гаваны и Москвы (эта близость обеспечивалась направленным против Кастро шпионажем и экономическим шантажом) кубинцы поделились новым агентом с хозяевами из КГБ. «Когда я сидел в кабинете в Москве и читал рапорты об откровениях Эйджи, то проклинал наших офицеров, которые упустили такое сокровище», — признал впоследствии Калугин.

Первым шагом Эйджи как советского агента было упоминание имен его старых американских товарищей в бестселлере «За кулисами ЦРУ. Дневник сотрудника американской разведки». Книга была впервые опубликована в Великобритании в 1975 году и, вероятно, курировалась советскими и кубинскими разведчиками. Там он назвал 250 имен офицеров и агентов ЦРУ, а затем рассказал о тех, кто находились в Лондоне, столице ближайшего союзника США времен холодной войны. Сам он, кстати, тоже на время обосновался там, как и другой известный «разоблачитель» недавнего времени (Ассанж, — прим. Atlantico).

В конце концов, Эйджи выдворили из Великобритании под дипломатическим давлением США, однако к тому моменту он уже успел стать знаменитостью среди английских левых и получить поддержку от лейбористов и The Guardian. Митрохин и Эндрю весьма снисходительно называют большинство почитателей Эйджи «полезными идиотами», а не злонамеренными заговорщиками. В любом случае в досье КГБ говорится, что он был защитником прозрачности и мучеником свободы слова, тогда как о тайной и разрушительной работе на коммунистическую сверхдержаву нет ни единой строчки. Кампании в поддержку Понта были организованы во Франции, Испании, Португалии, Италии, Нидерландах, Финляндии, Норвегии, Мексике и Венесуэле, отмечается в досье.

В 1978 году Эйджи начал выпускать свой собственный информационный бюллетень The Covert Action Information Bulletin в стиле WikiLeaks. По его собственным словам, целью было организовать «глобальную кампанию, чтобы дестабилизировать ЦРУ разоблачениями тайных операций и персонала». Бюллетень тоже был проектом советской и кубинской разведок и получил кодовое название «Рупор».

Помимо известного на весь мир основателя, материалы готовили и другие американцы, например, журналист Луис Вульф, а также агенты ЦРУ. По утверждению Митрохина и Эндрю, нет никаких доказательств, что кому-то еще, кроме Эйджи, было известно, какие именно иностранные правительства на самом деле стояли за бюллетенем, который как «активное мероприятие» КГБ представлял собой смесь достоверных сведений и дезинформации

Иногда КГБ давало Эйджи подлинные сведения о ЦРУ, однако если их не было, ему было поручено искать в открытых источниках материалы — от писем лидеров до мировых кризисов — вину за которые можно было бы свалить на ЦРУ, пишут Митрохин и Эндрю. Именно так бойня в Джонстауне стала делом рук американцев. Советские и кубинские спецслужбы даже составили график публикации западных секретов, будь они настоящие или фальшивые.

Читайте также:   Объясняю у*бкам: глава АПИТУ обратилась к противникам новых пошлин на интернет-товары

Примерно в одно время с выходом первого выпуска бюллетеня Эйджи и Вульф начали раздавать новую книгу «Грязная работа ЦРУ в Западной Европе». В ней разглашались имена 700 сотрудников управления в свободных странах континента. Успех подтолкнул их к тому, чтобы написать продолжение: «Грязная работа ЦРУ в Африке». Решение о публикации было совместно принято советской и кубинской разведкой и совпало с проведением в Гаване конференции неприсоединившихся стран в сентябре 1979 года.

© AFP 2016, Natalia Kolesnikova
© AFP 2016, Natalia Kolesnikova
Владимир Путин во время военного парада в Москве

И вот уже совсем недавно, после вторжения на Украину мы увидели новый подъем «активных мероприятий» в виде «гибридной войны». Иногда они нацелены на США, как, например, телефонный разговор заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с американским послом на Украине Джеффри Пайеттом (Geoffrey Pyatt). Он был выложен в интернете и должен был продемонстрировать существование некоего темного замысла, чтобы повлиять на курс Украины после Януковича и вбить клин между Вашингтоном и Брюсселем (тогда Нуланд сказала, что нужно привлечь ООН к достижению мирного соглашения, и произнесла знаменитое «Fuck the EU»). Мало у кого возникают сомнения в том, кто записал эту беседу и выложил ее в сети. Сама Нуланд с улыбкой признала в интервью ВВС, что это действительно производит впечатление.

В дальнейшем телефонный разговор бывшего министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта (Urmas Paet) с бывшим верховным комиссаром ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон (Catherine Ashton) поднял вопрос о том, кто на самом деле поставил снайперов на Майдане во время революции. Из него следовало, что по мирным жителям стреляли оппозиционеры, а не правительство Януковича. (Паэт говорил с украинским врачом, которая помогала раненым на площади, и либо не понял, откуда, по ее словам, велась стрельба, либо просто рассказывал Эштон об альтернативных теориях).

Наконец, все прекрасно помнят о том, как АНБ прослушивало телефон Ангелы Меркель. Эта новость произвела эффект разорвавшейся бомбы и в совокупности с откровениями Эдварда Сноудена бросила тень на отношения США и Германии. Только, по всей видимости, эта история (она впервые появилась на страницах Der Spiegel и в основном была написана сотрудником WikiLeaks Джейкобом Эпплбаумом (Jacob Appelbaum)) не соответствует действительности, пусть даже большинство разоблачений Сноудена правдивы и заслуженно вызывают возмущение.

Генеральный прокурор Германии Харальд Ранге (Harald Range) начал следствие в июне 2014 года и закрыл его год спустя из-за недостатка доказательств: «Обнародованные к настоящему моменту в СМИ документы от Эдварда Сноудена не могут служить достаточным для рассмотрения в суде подтверждением прослушивания мобильного телефона канцлера». Перед закрытием дела он подчеркнул, что документ, который служил главным доказательством того, что АНБ прослушивало главу союзного государства не был «настоящим распоряжением АНБ. В базе данных агентства его нет».

Также смотрите:


3 просмотров
←ЖМИТЕ "Рекомендую" и читайте нас на Facebook
Понравилась статья - жмите

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Подписывайтесь и вы всегда будите в курсе последних новостей.