Военный преступник

– Судя по результатам встречи Меркель, Олланда, Порошенко и Путина, ситуация «ни войны ни мира» в Украине надолго, а Донбасс ожидает дальнейшая заморозка конфликта. У вас такие же ощущения?

Сообщает Всем! Всем! Всем! со ссылкой на gordonua.com

– «Замораживание конфликта» почему-то воспринимается как страшная угроза, хотя с точки зрения интересов Украины оно менее опасно, чем то, чего так упорно добивается Путин. Причем добивается с помощью западных партнеров, которые оказывают давление на официальный Киев.

фото: gordonua.com
фото: gordonua.com

 

Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро перед встречей «Нормандской четверки» публично требовал, чтобы Украина утвердила особый статус Донбасса и назначила выборы в регионе. Эро дал понять, что Киев должен принять путинскую интерпретацию Минских соглашений. О том же говорила и Нуланд на встрече с военным преступником Сурковым (помощница госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд и помощник президента РФ Владислав Сурков, которого называют неофициальным куратором украинского вопроса в Кремле, провели переговоры 5 октября в Москве. – «ГОРДОН»).

– Если заморозка конфликта, по-вашему, менее опасна, чем реальные цели Кремля, то чего Путин на самом деле хочет от Украины?

– Подчинения, полного и тотального. Задача Путина – не аннексия и оккупация отдельных кусков территории, а контроль над всей Украиной. Эту стратегическую задачу он в разные периоды реализовывал с помощью различных тактических средств. В 2013 году с помощью подкупа и угроз заставил Януковича отказаться от ассоциации с Евросоюзом. Ни о какой аннексии Крыма Путин тогда не помышлял, его вполне устраивал Янукович в Киеве.

На Революцию достоинства Путин ответил открытым военным вторжением. В 2014-м он ставил задачу захватить 10-12 областей, создать так называемую «Новороссию». Эта авантюра провалилась прежде всего потому, что гитлеровско-путинскую идею «русского мира» не поддержали русские в Украине. Несмотря на провал, стратегия Кремля не изменилась: сделать все, чтобы блокировать европейский вектор развития Украины…

– …потому что вдоль российских границ появятся войска НАТО?

– Нет, потому что успешная европейская Украина – это привлекательный пример для российского общества и кощеева смерть путинизма. Путин хочет не заморозить конфликт на Донбассе, а втолкнуть раковую опухоль в виде «Лугандонии» внутрь политического тела Украины, разлагать ее изнутри, блокировать реформы, ведущие к европейской модели государства. Втолкнуть, сохранив полный военный и политический контроль над оккупированной территорией.

Кремль хочет сделать бандитов вроде взорванного на днях маньяка-садиста по кличке Моторыло легальными политическими деятелями Украины, депутатами Рады. Так он интерпретирует Минские соглашения. Потому переговоры сводятся к бесконечному давлению на Киев с целью изменить Конституцию, принять особый статус Донбасса, политически легализовать бандитов, осуществляющих террор на оккупированных территориях.

Единственный и очень серьезный положительный аспект текста Минских соглашений – прекращение огня и дальнейшей российской территориальной агрессии. Все. Остальные положения минских протоколов, как мы с коллегой Андреем Илларионовым предсказывали еще в феврале 2015 года, абсолютно невыполнимы. Пока Путин у власти, Россия никогда не выведет войска с Донбасса, никогда не передаст Украине контроль над границей. Никогда, потому что это подорвет последнюю надежду Кремля на подчинение себе всей Украины.

– Вы последовательный и жесткий критик Минских соглашений. Но сейчас, спустя почти два года после их подписания, вам не кажется, что стратегически это было верным решением Киева: балансировать между сторонами переговоров, максимально выигрывая время, чтобы ослабить врага, находящегося под серьезными экономическими санкциями?

– Критик соглашений не означает критик их подписания Киевом в той конкретной военно-политической обстановке. Украинская власть действительно балансирует, потому что прямой отказ от Минских соглашений испортил бы отношения Украины с ее союзниками – Германией и Францией.

Стратегически и политически Германия и Франция – это союзники Украины, они ввели санкции против агрессора, просто разорвать с ними отношения было бы неверно. Необходимо аргументированно доказывать им, что именно Москва не выполняет базовых положений Минских соглашений.

Можно бесконечно спорить, что должно быть раньше: выборы на Донбассе или передача контроля над границей? Но есть бесспорные вещи, с которых начинается минский протокол, – прекращение огня. И все более и более нагло этот пункт не выполняется именно Россией. Два дня назад я был в Европарламенте, участвовал в обсуждении санкций и Минских соглашений. На нашей панели выступал Александр Хуг.

– Швейцарский генерал, заместитель главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине.

– Верно. Он очень обоснованно, с громадной статистикой, показал, что перестрелки на востоке Украины инициируются российской стороной. Буквально: когда Путину по каким-то соображением нужна тишина на Донбассе, перестрелки тут же прекращаются. Так что прежде чем обсуждать с Москвой какие-то политические вещи, надо потребовать от нее выполнения базовых пунктов Минских соглашений. На последней встрече в Берлине 80% времени было посвящено обсуждению именно этого вопроса.

Минские соглашения были заключены под непосредственным военным давлением России. Это был компромисс, чтобы прекратить огонь. Но в обстановке тотального нарушения Кремлем базового положения соглашений – прекращения огня – выигрышно с точки зрения Украины, на мой взгляд, официально заявить, что ОРДЛО – оккупированная территория и за все, что там происходит, несет полную ответственность государство-агрессор (ОРДЛО, особые районы Донецкой и Луганской областей. – «ГОРДОН»). И единственное, что надо требовать от государств, стремящихся быть миротворцами, то есть США, Германии, Франции – это сохранение прекращения огня на линии разведения сторон, того, что вы с таким ужасом называете замораживанием конфликта.

Читайте также:   Эксперт: действия Трампа показали, что он не позволит сделать из себя дурака

Заморозка конфликта наиболее выигрышна сейчас для Украины, дает ей возможность сосредоточиться на проведении реформ. Ни в коем случае нельзя соглашаться с оккупацией, но в то же время надо четко заявить: Украина не собирается сегодня военной силой решать вопрос Донбасса и Крыма. Это привело бы к огромному кровопролитию. Уверен: рано или поздно оккупированные территории неизбежно вернутся в состав Украины. Но сейчас главное – постоянно объяснять Западу, кто именно срывает базовые положения Минских соглашений. Не Украина должна хлопнуть дверью и выйти из переговоров, а Запад обязан понять: путинская Россия изначально не планировала выполнять «Минск».

– Разве Запад этого не понимает?

– Двигается к этому пониманию. Перед встречей в Берлине Меркель достаточно резко заявила, что не пригласит Путина, если не будет возможности прогресса. И некоторый прогресс обозначился именно в закреплении механизма прекращения огня, на что Путин вынужден был согласиться. А помните, какую истерику он закатывал в августе 2016-го: все, мол, я выхожу из нормандских переговоров? Устроил операцию «Гляйвиц» с якобы украинскими диверсантами в Крыму, начал громадные военные маневры: дескать, держите меня, я припадочный, нападу на Украину!

Это обычные уголовные понты, которыми он занимается не только по отношению к Украине, а вообще в отношениях с Западам. Но когда Путину оказывается определенное сопротивление, он сразу понимает, где красная черта, за которую нельзя заступать. Он занимается ядерным шантажом, но на ядерную войну не готов, ведь это приведет к его собственному уничтожению. А он не для того наворовал 250 миллиардов долларов, чтобы самому превратиться в горстку радиоактивного пепла.

Когда ставки поднимаются слишком высоко и возникает опасность для него самого, Путин немедленно тактически отступает. Сейчас он одновременно отступил по двум вопросам – прекращению огня на Донбассе и прекращению варварских бомбардировок Алеппо. Хотя сделано это с большим опозданием и клеймо военного преступника навсегда закрепилось за президентом РФ. Об этом на берлинской встрече открыто, не стесняясь, говорили в лицо Путину и Меркель, и Олланд.

– В своих статьях вы постоянно подчеркиваете «безумие» и «прогрессирующую деменцию» президента РФ. Но ведь именно Путин последние три года диктует разумному Западу повестку дня, а не наоборот. Слишком рациональные шаги, как для безумца, разве нет?

– Так и Гитлеру в свое время казалось. На первом этапе диктатор в столкновении с Западом всегда имеет психологические преимущества. Во-первых, ему легче развязать военную истерию, потому что он обладает политической и информационной монополией в стране. Во-вторых, он абсолютно равнодушен к человеческим жизням. Запад с большой неохотой ввязывается в любое противостояние, рискующее обернуться реальными военными столкновениями.

Я пишу не просто о безумии Путина, а о том, что он взвинчивает ставки, притворяется, изображает из себя сумасшедшего, готового нажать ядерную кнопку. И он достигает успехов, но только тактических. Пример – Сирия. Вроде бы он там победил: сохранил Башара Асада на посту президента, размазывает американцев по стенке, физически уничтожает прозападную сирийскую оппозицию, которой американцы обещали поддержку. Лавров вообще регулярно вытирает ноги о несчастного Керри.

Ситуация в Сирии действительно позорна для США. Но к чему привела эта тактическая победа Путина? В чем его безумие? В том, что у людей в Кремле настолько деформирована психология, что они искренне не понимают: ну, бомбим Алеппо, а в чем проблема? Они не осознают, что это означает для миллиарда людей во всем мире, которые включают телевизор и ежедневно видят массовые убийства мирного населения в Сирии российскими Военно-космическими силами. Клеймо военного преступника уже навсегда прилипло к элегантному путинскому костюму от Brioni.

– Зачем, по-вашему, Кремль ввязался в военную авантюру в Крыму и на Донбассе, если можно было немного выждать после победы Майдана и с потрохами купить украинскую политическую элиту, как это не раз случалось последние 25 лет?

– А зачем кого-то еще с потрохами покупать, если все само шло в руки? Так Путину казалось. Вспомните атмосферу марта-апреля 2014 года, почитайте знаменитую «крымскую речь» Путина или пересмотрите его прямую линию с народом. Кремлевский лидер ощущал полную эйфорию и всемогущество.

«Крымская речь» – это вообще ученический римейк судетской речи Гитлера в Рейхстаге. Путин полностью продублировал ключевые положения внешнеполитической идеологии Германии 1930-х: разделенный народ, собирание земель, право и даже священная обязанность защищать не граждан своей страны, а этнических русских, русскоязычных и так далее. Путин поверил тогда в «великие идеи русского мира». Это и есть безумие.

Читайте также:   Нижняя палата Конгресса США запретила Пентагону военное сотрудничество с Россией

В Украине Путин потерпел крупнейшее не просто военное, а метафизическое поражение. Русские в Украине отвергли путинский «русский мир», сохранили верность украинской государственности и европейскому выбору. Посмотрите на руководство бандитских «республик», на всяких гиви, моторыл и прочую мразь. Это же маргинальные отбросы, которых пришлось завозить на восток Украины со всей России. А сейчас приходится ликвидировать, потому что они стали ненужными или опасными.

– Комментируя последние выборы в Госдуму и низкую явку избирателей, вы писали: «Люди просто глубоко презирают эту систему, понимая всю ее фальшь». Не льстите российскому обывателю? В конце концов, рейтинг Путина последние годы не опускается ниже 82–86%.

– Мой анализ, опирающийся на математические методы исследователя избирательных процессов Сергея Шпилькина, показывает: 86% поддержки Путина – миф! Я не доверяю кремлевской социологии. Не только потому, что в авторитарных режимах она фальсифицируется. Социология в принципе ни о чем не говорит. Представьте, в квартире раздается телефонный звонок, незнакомый голос спрашивает: «Поддерживаете ли вы Путина?». И что вы ответите?

– Я брошу трубку.

– А генетический опыт советского человека подсказывает: безопаснее сказать «да». Но что значит поддерживают? А эти люди выйдут на улицы умирать за Путина в случае попытки его свержения?

В Турции, к сожалению, нашлось достаточное количество исламских фанатиков, которые поддержали Эрдогана, вышли на улицу с голыми руками останавливать танки. Вышли и предотвратили военный переворот, который мог спасти то, что еще осталось от светской Турции. Уверяю вас, если завтра по центральным телеканалам кто-то произнесет в адрес Путина знаменитые строки Галича: «Оказался наш отец не отцом, а сукою», – никто на улицу защищать «любимого» президента не выйдет, нет таких.

– На выборы в Госдуму пришло не только рекордно низкое число прокремлевских избирателей, но очень мало людей, готовых проголосовать за российскую оппозицию.

– А та «оппозиция», которая участвует в путинских фейках и не заслуживает массовой поддержки. Рядовые люди, презирающие путинские постановочные «выборы», мудрее оппозиционных лидеров. Есть другие формы политической борьбы, позволяющие выразить свое отношение к действиям режима. Например, мы организовывали в Москве три Марша мира с требованием прекратить военное вторжение России в Украину. По самым скромным оценкам, в каждом марше участвовало от 50 до 80 тысяч москвичей.

– Ничтожно мало для столицы, где

Уверяю вас, если бы в России существовало Политбюро, оно бы давно отстранило товарища Путина от власти за допущенные им серьезные ошибки в украинском вопросе. Отсутствие такого формального защитного механизма в России затягивает кремлевскую агонию, но в конце концов из Кремля Путина все равно вынесут его же приближенные. А больше некому.

Андрей Пионтковский

Ранее сообщалось: Кох: в Кремль пришла новая «печалька»

←ЖМИТЕ "Рекомендую" и читайте нас на Facebook
Понравилась статья - жмите

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: