Онкобольные могут остаться без необходимых лекарств (видео)

Это было батлом тяжеловесов, за которым Украина следила весь январь. Конфликт министерства здравоохранения в лице Уляны Супрун, и медиков в лице Бориса Тодурова. Причиной был дефицит препаратов. Минздрав обвиняли в затягивании процесса закупки, а чиновники от медицины в свою очередь — искали виновных в саботаже.

Но вот уже март. Какая ситуация с лекарствами сейчас? Оказалось — ничего не изменилось! Многих — жизненно важных препаратов — попросту нет! К примеру, ситуация в онкологии — просто патовая! Не препаратов даже для детских диспансеров. Сообщает Всем! Всем! Всем! со ссылкой на podrobnosti.ua

Когда же они появятся? И почему никак не закончится лекарственный голод? Выясняла Павлина Василенко.

скриншот

 

2017 — уже давно начался. А обещанных медикаментов до сих пор нет!

Гарантированное государством лечение — остается только в программах госзакупок. Украинцам — не оставляют выбора.

Одесский областной онкодиспансер. Из десятков наименований медпрепаратов, жизненно необходимых пациентам, здесь осталось всего два. Все остальные — пациенты вынуждены покупать сами. Светлана, чтобы пройти курс химиотерапии — залезла в долги. Другого выхода нет.

«Чтобы одну капельницу сделать, мне нужно найти 3 тысячи гривен на одну капельницу и мне их нужно 4 в месяц, лечусь я уже 6 месяц», — говорит Светлана, пациентка.

Препараты закончились вместе с окончанием госпрограммы «онкология». Она была рассчитана до конца прошлого года. А новую не утвердили. К тому же одесские чиновники умудрились провалить тендер на закупку онкопрепаратов за счет областного бюджета. В итоге покупать лекарства начнут в лучшем случае в апреле. Что делать до этого времени — врачи не знают.

«Лишь один препарат не может обеспечить ту необходимую потребность проведения химиотерапии. Пациент должен купить еще другой препарат либо полностью приобрести все препараты которые входят в схему лечения. Препараты дорогостоящие и не каждый пациент в меру своих возможностей может себя обеспечить», — говорит Светлана Чайковская, заместитель главврача по лечебной работе Одесского областного онкодиспансера.

Критическая ситуация и с детской онкологией. Склады медучреждений — полупустые. Маленьких пациентов поддерживают благотворительные фонды. С начала года они закупили лекарств более чем на 2 миллиона гривен! А тендер на онкопрепараты для детей, которые должны были поступить в больницы еще в прошлом году, стартовал — вдумайтесь — всего две недели назад! Международный закупщик ПРООН обещает, что некоторые медикаменты будут в диспансерах уже в апреле. Но как быть с дорогими лекарствами, для производства которых нужны месяцы?

«Если эти лекарства, если их сейчас ПРООН закажет, заплатит за них, они снова нам придут только осенью или ближе к концу 2017. Если у нас снова будет большой разрыв, когда онкобольные дети и их родители смогут рассчитывать на собственные силы и на помощь благотворительных фондов», — говорит Ирина Литовченко, сопредседатель Благотворительного фонда «Таблеточки».

Что покупать за бюджетные деньги — определяет экспертная группа при Минздраве. Иногда эти люди не могут собраться, иногда не могут подсчитать — сколько чего и для кого покупать. Кроме того, в Украине нет единого реестра закупленных препаратов. И случается так, что в одной области — без лечения умирают люди, в то время как другой — на складах лежат десятки спасательных медикаментов.

«Никто не контролирует, никто не может сказать, а какая ситуация и у тех же лекарств, которые, например, в Киевской области заканчивается срок годности. А в Харькове нас просят уже 2 месяца покупать эти лекарства. И мы просим министерство, пожалуйста, сделайте перераспределение. Пожалуйста, отправьте из Киева на Харьков и это надо буквально врунчу звонить каждый день: а вы перераспределили? А вы это сделали», — говорит Ирина Литовченко, сопредседатель Благотворительного фонда «Таблеточки».

В киевском институте сердца о нехватке препаратов и расходных материалов заявляли еще в январе. Тогда разгорелся скандал — директор института Борис Тодуров обвинил и.о. министра Ульяну Супрун в срыве закупок. Она ответила, что госзакупки через международные организации — это удар по коррупции. А их затягивание — саботаж.

«Процесс государственных закупок вовсе был провален. Это было из-за саботажа и из-за коррупции, которая была внутри в Минздраве, миф, что тендеры до сих пор не является объявлены. Они объявлены. Все контракты подписаны. Деньги уже передали на международные организации», — говорит Ульяна Супрун, и.о. министра здравоохранения Украины.

Прошел месяц после подписания контрактов, но из закупок прошлого года ничего не получили. Склады — пусты.

«К сожалению, многим больным приходятся отказывать, потому что не все на сегодня себе могут позволить купить достаточно дорогостоящее расходные материалы и медикаменты. Это тысячи больных, о которых идет речь о десятках тысяч пациентов по стране, которые не получили расходные материалы для кардиохирургических операций. У нас нет обратной связи нас не ставят в известность, что происходит с закупками», — говорит Борис Тодуров, кардиохирург, директор института сердца Минздрава Украины.

Провальными госзакупки 2015-2016 называют и в профильном парламентском комитете. Парадоксальная ситуация — миллиарды гривен выделили, но приобрели только 10% лекарств. Глава комитета утверждает — все дело в контрактах с международными закупщиками, которые в глаза никто не видел. При этом представители общественных организаций наоборот, говорят — договоры обычные. Да и их закрытость — обычная практика.

«У меня нет сомнений, что нынешняя команда министерства не ворует. Нет сомнений, они работают честно, но непрофессионально. Мы настроены на то, чтобы доработать эти договоры и министерство должно было быть заинтересованным доработать, внести изменения в эти договоры, чтобы четко были прописаны обязанности международных организаций», — говорит Ольга Богомолец, глава комитета по здравоохранению Верховной Рады.

«Сейчас этот вопрос вы нам не даете доступ к договорам — чисто манипулятивные. Потому что ЮНИСЕФ так работает в 170 странах мира, но ни у одного комитета здравоохранения в других странах не возникает этих вопросов. Сейчас покажешь договора, будут еще какие-то претензии — претензии никогда не останавливаются», — говорит Александра Устинова, член правления Центра противодействия коррупции.

Тендеры — спасение от коррупции, если производителей много. А если он всего один?

В Закарпатье больные с почечной недостаточностью вскоре могут оказаться без раствора для диализа. Цена жизни одного пациента 2400 евро. Тендер на закупку препарата — срывали трижды! Хоть и пытались закупить через систему Прозорро.

«Один производитель в мире — швейцарская компания производит это лекарство. Минздрав не закупил. Мы объявляем тендер и здесь появляется куча тех, кто начинает блокировать, подавать жалобы. Ну, объясните мне этот маразм, если один производитель на весь мир? Значит желающих в тендере — десятки и все бьются не на жизнь людей, а за кусок жирного пирога», — говорит Геннадий Москаль, председатель Закарпатской ОГА.

Что будет с закупками-2017? Осенью прошлого года в Минздраве обещали — начнут их в январе. Но по некоторым программам уже видно — эти сроки нереальные. А значит, украинцам снова придется ждать. И надеются только на себя.

 

Ранее сообщалось: ТОП5 ЛУЧШИХ ИЗОБРЕТЕНИЙ 2016 ГОДА

127 просмотров
←ЖМИТЕ "Рекомендую" и читайте нас на Facebook
Понравилась статья - жмите

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

2 Comments on Онкобольные могут остаться без необходимых лекарств (видео)

Leave a Reply

Вход/Регистрация: